А что, если все, что у вас есть – это только пустой белый стол, стоящий в темной комнате?

То ли пустой белый стол, стоящий в темной комнате, то ли поле, занесенное снегом, черной ночью белое поле, занесенное снегом, поле в пустом снеге, занесенном небом, в котором кроме поля, переходящем в стол, нет ничего. А столько было.

Бутылки: часть пейзажа, в которой угадали обманутых мужей и томных любовниц. Кастрюли: приметы обыденности, в которых увидели сверкающих от своей важности кухонных богов. Окурки в сырой траве, стакан отчаянно недопитый. Стопки с подмигивающей водкой, сардельки, на глазах становящиеся старше. Живые существа. Все, что вы видите вокруг себя – живое, у каждого – своя история.  

Все они – улики, свидетельства: праздников, прогулок, пиров и расставаний – драм и комедий, обыденной необыкновенной жизни. Эти улики складываются в общий пазл: неслучайно вы увидите здесь картины, разбитые на фрагменты, сложенные так, как собирается из кусочков воспоминание – рассказ, навсегда неполный. В каждом таком свидетельстве спрятана тайна.
И названия картин, которые у Тотибадзе имеют отдельную ценность, находятся в непростых отношениях с этой тайной и с ее изображением – то прячут смысл, то заменяют, то находят его.

Эта книга станет открытием. И для тех, кто знает прежние работы Антона Тотибадзе и для тех, кто только сейчас услышал это звенящее словосочетание. Это художник, который с этой книги смотрит на мир взрослым взглядом. В этом взгляде почти нет иллюзий, этот взгляд не проклинающий, но в нем появилось кое-что новое – наверное, это отчаяние.
Вы найдете его в картине Соседи, а дальше увидите
в остальных работах. В этом взрослом взгляде уже почти нет хулиганства. Но в нем еще – или уже навсегда – есть знание о магии окружающего.

Эта книга – рассказ первооткрывателя о мире, который рождается здесь и сейчас и тут же исчезает. Как спагетти, которые через мгновение исчезнут в кипятке или сулугуни, парящее над еще не пустым столом. Эта книга о том, как сказочны привычные вещи и как каждый имеет право на внимание: смотрите на Чуваков, они кричат, шепчут об этом:
«Смотри вокруг, останавливайся на каждом шагу, сходи с ума от того, какие вокруг жизни, будь счастлив этим, поводов не много,  но уже этого достаточно и хватит на всех».

Эту книгу можно читать как историю, которая заканчивается пустым столом на пустом поле.
А начиналась с изобилия жизни. Но что-то шепчет, что этот пустой стол пустой не навсегда: здесь появятся новые герои, новые гости, новые догадки. Должны появиться.

Да, кажется, что все будет и что все возможно. Или как говорят в мире Антона Тотибадзе,

Ща всё будет. Будет, потому что в новой его книге есть еще одно сообщение – вызов. Договорились. К столу.

© Филипп Дзядко

What if the only thing you’ve got is an empty white table standing in a dark room? Maybe it’s an empty white table standing in a dark room or a field covered in snow or a white field covered in snow on a pitch black night or the field covered with empty snow brought by sky and there is nothing except the field transferring into the table there is nothing. Ah, that we had. 

Bottles are a part of a landscape with cheated husbands and happy mistresses. Pans are objects of homeliness that are reflecting from their importance of kitchen gods. There are stubs of cigarettes in the wet grass and desperate unfinished glass. The shot glasses with twinkling vodka and sausages are growing. Things are alive. Everything you see around you is alive, everything have got a story.
They are clues, witnesses of celebrations, promenades, feasts and partings- dramas and comedies
of trivial extraordinary life. Those clues are making a mutual puzzle, this is the reason for which pictures are divided into fragments put together like forever uncompleted story formed by pieces of memories.
The mystery is hidden inside every witness. The names of Totibadze’s pictures have got their individual value and complicated relations with this mystery and its’ representation – they are hiding, changing
and discovering sense. 

This book will be another discovery for people who already know previous works of Anton Totibadze and those who have just heard this ringing combination of words . This is an artist who begins to see the world from a grown-up point of view. This view sees no illusions, it isn’t maledictory, it has something new, perhaps it’s desperation. At first you’ll notice this desperation in the painting Neighbors and then
in the others. This adult view nearly rid of mischief but until now or forever has got knowledge of magical surroundings.

This book is a story by an explorer about the world  arising right now and disappearing at the same time. Disappearing like spaghetti inside boiling water or sulguni soaring above a not yet empty table. This book is about the magic of ordinary things and their right of attention. Look at Dudes they are shouting and whispering: Look around, pause on your way, go crazy about the lives surrounding you, be happy.

You can read this book like a story that ends with an empty table in an empty field and starts with the abundance of life. But something is whispering that this empty table wont remain empty forever.

New heroes, new guests and new guesses will appear.

Yes, seems like everything will be and everything is possible.
Or, as people say in  Anton’s world – Everything’s is coming now.
‘Coming’ because inside his new book is a message – a challenge.

Deal. Welcome to the table.

© Filipp Dzyadko

––––––––––––––––––––––––––––––––––

Заметил такой парадокс: когда пытаешься уловить суть искусства Антона Тотибадзе,

то  промахиваешься и улетаешь куда-то в сторону. Мы думаем, что приближаемся к разгадке ребуса, но на деле мы говорим о мастерской, «Сытных днях», пиве, раках, баранине. Разгадка изворачивается и перерастает саму себя. В работах 2015 года до совершенства доведен прием, который греки обозначали словом ἀποσιώπησις (умолчание). Название картины – отрывок диалога, фраза, брошенная в космический фон минималистского натюрморта. Бездны, пустоты, контуры, тайны. Какие-то мистические законы гравитации. Искусство фрагмента приобретает почти метафизическую глубину.
А кто эти призрачные герои? Мы с вами? Возможно. Неважно.
Послушайте: это был тяжелый год, но наш мощный «пир во время чумы» – идеальная антитеза окружающей тягостной скуке. Так что сегодня мы будем не только ходить вокруг да около живописных полотен Антона Тотибадзе, но также пить, петь, танцевать и смеяться.
А уж у этого художника точно найдется, чем заполнить наши пустоты! 
Вот увидите – ща всё будет! 

© Петр Будрин 

I’ve noticed a paradox: when you’re trying to grasp the essence of Anton Totibadze’s art, you inevitably find yourself very far away. We believe that we’re getting closer to the solution
of a puzzle but then it turns out that we are just talking about the artist’s studio, the «Hearty days». About beer, crayfish and lamb. The solution eludes and outgrows itself. Anton’s works of 2015 brought to perfection the rhetorical device which the Greeks called ἀποσιώπησις (aposiopesis). The name of paintings are phrases taken from dialogs, phrases which are thrown to the cosmic background of minimalistic still-life. Abyss and voids, outlines and secrets. And also – some mystical laws of gravity. The art of fragment reaches metaphysical depths.

Who are those ghostly characters? Us? Probably. Doesn’t matter. Listen: we had a tough year, and our «feast in time of plague» is the ideal antithesis of the oppressive boredom which surrounds us. Thus, today we are not only walking around and about the paintings of  Anton Totibadze, but we are drinking, dancing and singing as well. And this artist certainly knows how to fill our voids. 

You’ll see – everything is coming now! 

© Petr Budrin

––––––––––––––––––––––––––––––––––

Кулинарные метаморфозы Антона Тотибадзе продолжаются на его пятой персональной выставке. На этот раз гастрономия не помещается в рамках одного холста. Будто бы вода закипела и пошла через край. Так через край холста на его лаконичные продолжения выходят кухонная утварь, продукты питания и предметы быта.

Повар явно вне себя, но только он здесь хозяин, властитель и повар от бога. Дрова нарубил, костер развел, шампанское охладил и даже поколдовать успел: глядишь, сулугуни вот-вот улетит и не достанется гостям, нарушившим единение повара и пищи. Антон с большим пиететом относится как к собственному творчеству, так и к каждому предмету на кухне,
где он чувствует себя не менее уверенно, чем перед холстом с красками. А быть может,
и наоборот. Поваренная книга Антона Тотибадзе растет как на дрожжах, а, нагулявшему аппетит гостю, остается лишь ждать приглашения  к столу от матера кисти и половника.

© Екатерина Положенцева

The culinary metamorphosis by Anton Totibadze continues on his fifth personal exhibition. At this time gastronomy cannot fit into the frames of one canvas. As thought the water had boiled and spilt over the edge. Kitchenware, houseware and food stuff are coming through this edge to the laconic continuation of canvas.

The chef is obviously beside himself, but here he is the only boss, the lord and the cook from God. He chopped firewood, made a fire, cooled champagne and even had time to conjure: before you could bat an eyelash, suluguni will fly away and those guests, who disturbed chef-and-food unity ,won’t have a chance to try a piece of cheese. Anton treats his creations with as much respect as he would in a kitchen. Here, he feels as confident as in front of a canvas with paint. The Cookery book by Anton Totibadze is on a rise, like yeast, and every guest who has worked up an appetite must wait till the knight of the brush and ladleї invites him to the Lords table.

© Ekaterina Polojentseva 

Roza Azora Gallery

Москва, Никитский бульвар, 14

Nikitsky b-r, 14, Moscow, Russia

 

даты выставки / dates:
02.12.2015 — 06.12.2015

tiser:

YouTube